ТРАВМЫ СТИХИЙНЫХ БЕДСТВИЙ И КАТАСТРОФ

Жертвы страдают от одного или более факторов, вызванных травмой:

  1. Внезапность. Лишь немногие бедствия ждут пока потенциальные жертвы будут предупреждены — например, постепенно достигающие критической фазы наводнении или надвигающийся  ураган, шторм. Чем внезапнее событие, тем оно более разрушительно для жертв.
  2. Отсутствие похожего опыта. Поскольку бедствия и катастрофы, к счастью, редки — люди часто учатся переживать их на пике момента: даже после травмы поддержка или руководство могут быть болезненными или запаздывать.
  3. Длительность. Этот фактор варьирует от случая к случаю. Например, постепенно развивавшееся наводнение может и спадать медленно, а землетрясение длится несколько секунд и приносит гораздо больше разрушений. Тем не менее, у жертв некоторых продолжительных ужасов (например, в случаях угона самолета) травматические  эффекты  могут  умножаться с каждым последующим днем.

4.    Недостаток контроля. Никто не в состоянии контролировать события во время природных катастроф; может пройти немало времени, прежде чем человек сможет контролировать самые обычные события повседневной жизни. Если эта утрата контроля сохраняется долго, даже у компетентных и независимых людей могут  наблюдаться признаки выученной беспомощности.

5.    Горе и утрата. Жертвы катастроф могут оказаться разлученными с любимыми или потерять кого-то погибшими; самое, вероятно, худшее — это пребывать в ожидании открытия всех возможных утрат. Кроме того, жертва может из-за катастрофы потерять свою социальную    роль    и    позицию.    В   случае    длительных травматических событий человек может лишиться всяких надежд на восстановление утраченного.

6.  Постоянные изменения. Разрушения, вызванные катастрофой, могут оказаться невосстановимыми; жертва может оказаться в совершенно новых и враждебных условиях.

  1. Экспозиция смерти. Даже короткие угрожающие жизни ситуации могут   изменить   личностную   структуру   человека   и   его «познавательную карту». Повторяющиеся столкновения со смертью могут приводить к глубоким изменениям на регуляторном уровне. Высоко вероятен при близком столкновении со смертью тяжелый экзистенциальный кризис.
  2. Моральная   неуверенность.   Жертва   катастрофы   может оказаться перед лицом необходимости принимать связанные с системой ценностей решения, способные изменить жизнь — например, кого спасать, насколько рисковать, кого обвинять.

9.   Поведение во время события. Каждый хотел бы выглядеть наилучшим образом в трудной ситуации, но удается это немногим. То, что человек делал или не делал во время катастрофы, может преследовать его очень долго после того, как другие раны уже затянулись.

10. Масштаб разрушений. После катастрофы переживший её, скорее всего, будет поражен тем, что натворила катастрофа с его окружением и социальной структурой. В той мере, в какой новые культуральные правила или нормативное поведение обусловлены происшедшим, человек может быть вынужден адаптироваться к ним или остаться чужаком; в последнем случае эмоциональный ущерб может сочетаться с социальной оскорбительностью.

( По: D. Everstine & L. Everstine, «The Trauma Response», New York. WW. Norton, 1993..Из материалов Первой Российско-Американской Школы по,работе с посттравматическим стрессом Институт «Гармония» — Olympia Institute. СПб Институт психотерапии и консультирования «Гармония», 1995)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.